Я ухожу в осень

Медленный танец на краю тепла,
и снова скоро зима…
и с каждой секундой, всё больше хочу к тебе,
так, просто… просто, так вышло…
это странное дело… я не могу без тебя.

Мультfильмы

позвони мне прямо сейчас

Это странное ощущение, когда ты понимаешь, что никому ничего не должен. И когда тебе никто ничего не должен и ничем не обязан; за этим, впринципе, можно спрятать лень, апатию, безразличие, [неприязнь], отвращение всего человечества к чему-либо в отдельности. И даже никакой ответственности, ведь нет тех, кого ты приручил. Пытаешься сопоставить 26 месяцев и 3 недели — что изменилось? Обнаруживаешь только то, что ты всю жизнь был прав; а так хотелось ошибиться. Фатально ошибиться, [по-крупному], но только чтобы жизнь шла не так, как идёт (по кругу).

Почти 3 недели без толкового интернета, 1 месяц с зеркалкой и целую жизнь с собой — и даже не знаешь, в чём ты разбираешься больше — в себе, фотоаппарате или компьютере. Или вот ещё — за это время дважды дохнет семёрка (стыд, половине Одессы винду поставил, а свою не уберёг), и пока она устанавливается/восстанавливается/перезагружается/обновляется/настраивается/ ты играешь на гитаре. Такими темпами можно стать самым [крутым] гитаристом после Баккетхеда, тем более что в тепле (о, да, с холодами приходит и отопление) гитара звучит в миллион раз приятнее (соседи, наверное, оценили), да и пальцы не так болят. Потом ты уже по привычке берешь гитару каждый раз, когда семёрка начинает загружаться/тупить/выключаться. И ты перестаёшь понимать ноутбук, и видишь в гитаре отражение всего мира и [гармонии]. Но гармония вся итак собрана в твоём плеере, поэтому ты его слушаешь перед сном, во время [сна], по дороге с/в академию (иногда обходными дворами или специально помедленнее, чтоб побольше песен услышать). Ставишь себе задачу, удалять все песни, которые не отражают твоего настоящего настроения/состояния, но за целую неделю удаляешь 1-2 песни. Потому что жалко удалять песни, которые пробыли в этом плеере 3-2-1 года; жалко, стыдно и неудобно признать, что они больше не актуальны. Что ты отпустил синицу из рук, а журавля [-лицу] пока не достал. Но ты стараешься, и поэтому «я свободен, словно птица в небесах» играет на ноутбуке полдня, и поэтому ты и сам поднимаешься к небу, чтобы быть ближе.

И идёшь в кое-то веки в Межнунарожный отдел, чтоб забрать паспорт, чтоб стать ещё свободнее, ведь теперь можно ехать домой (и подключить интернет), чтобы раз и навсегда всё решить. Но ты не поедешь домой. Ни в этот выходной, ни в следующий, и даже не после него. Всё сделается само, как обычно делалось. Ведь всё итак решено, и даже санчас не понадобился; хотя прочитать сто’ит. Соотносишь жизнь со своими 12 заповедями, всё сходится, ничего не рушится. Кроме обещаний самому себе не продолжать дневник до тех пор, пока [** *** *** ***]. Пока, пока, пока [**] пляшем.

Leave a Reply