Ведь она это я же и не я (с) Рис

И этот город останется
Также загадочно любим.
В нем пропадают
Такие девчонки.
И нам оставаться
Ночевать в нем одним.

Мумий Тролль

Искал кое-что в текстовых документах на старом ноутбуке, а нашёл много иного. Есть привычка, копировать и сохранять в newfile(674).txt чтоб «потом прочитаю». Вот, нашёл и прочитал. Автор — сумасшедший одесский художник граффитист Саша Рис Мунтян, который мишек рисует и много хорошего ещё. Если бы не его подпись в конце — решил бы, что сам написал по затмению разума.

сумасшедший одесский художник граффитист Саша Рис Мунтян

Жалко что она не знала ничего. И жалко что не знала меня таким, какой я есть и был. Я люблю её, она снится мне, я рисую её по разному.
Не я сказка, а она. Сказке не дано любить, можно лишь влюбиться в сказку. И лишь её ложь иногда казалась правдой. Когда окончательно убедился в её нелюбви, я еще больше и искренней полюбил её. Её враньё стало бы правдой, как вялые цветы оживают после дождя. И виноват только я. Я тогда был уже никакой, без сил, без нервов, без веры, я был сам не свой, просто крыша ехала, и было на всё безразлично. У меня совсем не оставалось никаких сил. И чем дольше, тем было хуже. Я даже думал что не люблю её. Она меня даже пугала и раздражала. Я тогда не мог ей объяснить. И не мог дать ей почти ничего. Было всё на самотек, и тупо и глупо. И вообще никак. Всё наплывало одно на одно. Всё запутанно и набекрень. Да и вскоре начал использовать этот дурацкий «зеркальный метод» (всё наоборот и херней объясняется что херня). Это было так нелепо если подумать. Да, и как она могла это понять? Я просто сходил с ума и делал ошибки, нелепые поступки и обидные слова. Часто даже использовал отвратительные слова и т.п. чтоб этим внести негатив, затем чтоб лучше ощутить добрые слова. Или чтоб привлечь внимание. Это трудно объяснить даже себе. Хотя и её мрачный вкус просто добивал. Хотелось стать грязью, хотел повторить и передать то, что когда то делали со мной. Хотя это же такой абсурд. Я полностью находился в замешательстве. Меня всё больше уносило волнами. Это было ужасно. Дома постоянные суды, скандалы, пакости, хлам. Всё так давило… Я никогда не знал чего ожидать, когда шел домой. Но мои парадоксальные, нелепые, отчаянные поступки и слова всё же не имеют оправданий. Как и её безвкусица. На меня давили все и всё. Я совсем запутался. Мне так не хватало большего тепла. И ей не хватало всего.
Сейчас я умудрился всё же полностью нормализоваться. Душой и телом. Я сейчас уже мог бы дать ей всё. Но ей это уже не нужно совсем. Вообще ничего. Так вот. Тупо и еще тупее. Жаль еще что теперь бумажные цветы станут попсой. А те — единственные наверно помялись у неё в сумке и выкинулись. Та я и знал что для неё это чепуха всё. Обиды врядли забуду. Но и любовь не вырвать из себя. Я её теперь одну рисовал на листках бумаги, но потом сжигал. Даже на дурацком «ODESSA GROW’S UP» я всетаки вставил её в виде мишки — девочки в свой шрифт. Чисто для себя. Это какая то болезнь. Она все же такая, какой я её хотел. Она — чудо, и вместе с тем невыносима. Она лучшая и худшая в моей жизни. Но сейчас я всё больше понимаю что она — солнце моих снов. Она снится мне потому, что я её люблю. Я бы ей жизнь свою отдал, вместе со всем тем, что наконец тог бы ей подарить. Но все уже не имеет значения. Я знаю это точно
Я её не уважаю, но я её очень, очень сильно люблю. Даже больше! Сейчас она окончательно вытеснила из меня всех предыдущих. Такой как она у меня не будет больше никогда. И я не злюсь на неё, наоборот — я благодарен! Ведь сама не ведая, она меня расколдовала! После всех этих лет замешательства и т.п. она вновь оживила меня, научила любить как раньше!! Даже больше. Спасибо ей, ведь теперь я вновь чувствую себя живым и вновь чувствую всё! А боль, обиды, и остальное — по сравнению с этим не важны! Я только больше стал ценить «совдэп» ностальгию, слёзы, шапки и старую Одессу в целом.

PS: Люблю, прощаю, ухожу. Ведь она это я же и не я.

(с) Рис

Leave a Reply