О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?

О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?

О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?, стать про смерть, ад или рай, куда попадает человек после смерти, смерть рай или ад

Не хочу спорить с описанием ада и рая в религиозных книгах. Допустим, потому что рай и ад из библии слишком далёк от реальности. Я не отрицаю священного (для кого-то) писания, но кое-что могу прояснить.

Мы живём на планете Земля, в Солнечной системе, галактике Млечный Путь, во Вселенной. Человечество ещё не исследовало всю свою планету, а про космос я молчу — про него создано сказок больше, чем про богов (большой взрыв, чёрная материя, гравитация, всё такое). Но если запросить координаты ада и рая, то где они окажутся? Ад — под землёй, рай — на небесах? Но этому нет ни одного доказательства или намёка. Да, в аду, возможно, так же горячо, как в центре планеты. Но на небесах так вообще минусовая температура, не может такое место называться раем. Получается, идеальные условия для человека — поверхность Земли (биосфера). Так мы тут итак и живём, но почему-то жизнь раем нам не кажется. А ад тогда — любое пространство вне биосферы? Или сама биосфера?

О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?, стать про смерть, ад или рай, куда попадает человек после смерти, смерть рай или ад

Надо понять, что ад и рай — оценочные понятия. Рай для наркомана — конопляное поле и спички. Ад для интроверта — шумная вечеринка на 30 000 персон. Значит, ад и рай существуют в виде оценки. Оценивать может кто? Человек. Смотрите: поле конопли существует объективно, и оно является просто полем. Для большинства людей оно является полем. Но для наркомана — это рай. Но от того, что наркоман оценил его так, поле не стало раем, оно осталось полем.

О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?, стать про смерть, ад или рай, куда попадает человек после смерти, смерть рай или ад

Но рай и ад должны существовать после смерти. Значит, кто-то должен умереть. Если умирает человек, то, скорее всего, он не может оценить, куда он попал, где находится и что с ним произошло (по крайней мере, живые об этом не узнают). Значит место, куда гипотетически мог бы попасть умерший (его душа) должны оценивать живые люди. Если гибнет младенец, то он, обычно, попадает в рай. Так уж повелось в нашем обществе. Если казнят вора, убийцу и насильника, значит он попадёт в ад. Люди его туда селят, так принято. Но не просто «люди» как всё население планеты, а только те, кто знал об умершем и его действиях + задавался целью поселить его в рай или ад.

Получается, часть общества, знавшего умершего, могут осуществить правосудие вместо Апостола Петра. Но у Апостола — один вердикт — или рай — или ад. А у множества присяжных судей получается множество решений. Потому что наркоман в детстве спасал животных и помогал бедным, а лучший профессор академии иногда брал взятки и недавно соблазнил студентку. И куда их селить? Общего решения вынести не получится, потому что бедняк всю жизнь благодарен наркоману, а студентка думает «надо было соглашаться на тройку».

О смерти и больше, 2. Где находится ад и рай?, стать про смерть, ад или рай, куда попадает человек после смерти, смерть рай или ад

Получается, что после смерти человек (его душа) может ещё годами и веками скитаться между раем и адом. А если человек (его душа) находится ни там ни там, значит… человек ещё жив. Фигурально, конечно. Это я подвожу к замечательному выражению «Человек жив, пока о нём помнят». Почему пишут на стенах «Цой жив!»? Потому что о нём помнят. Почему в смерть родственника отказываются верить? Потому что свежа память, как на прошлой неделе ещё виделись, а вчера говорили по телефону. И, если это соотнести с прошлым постом, то выходит, что Кузьма жив. Жив в песнях, клипах, памяти. И не скоро умрёт.

И пусть тут будет показательный эксперимент. Опрос, куда вы поселите Сталина? Думаю, мнения разделятся. Но в голове каждого появится ад или рай для Сталина. И больше нигде этого места существовать не будет.



— Учитель положил морщинистую ладонь на голову своего ученика, — и Рай и Ад находятся здесь, в нашей голове.

— Я не понимаю тебя, — сказал озадаченный юноша, — как можно после смерти попасть в свою собственную голову?