Начало незаконченного романа

Начало незаконченного романа

Фото красивой травы, Начало незаконченного романа

Искал на ноуте папку нестихи, чтобы найти файл с одним интересным полилогом школьных времён, но наткнулся на другой файл с названием Роман. Это я в 17 лет начал писать и конечно не закончил роман про летний прекрасный отдых и уходящее детство. Перед самим текстом я так написао цели, характеры и некоторые важные детали, которые надо будет учитывать при написании. Сюжета не было как такового, но была жизнь и вопоминания, по которым я и должен был писать этот роман. Сейчас смешно вспоминать, но тогда я, молодой Наполеон, строил такие планы, что о-го-го! Хотел быть писателем, поэтом, музыкантом и хужожником (и совсем не знал, что стану юристом). Было это всего-то 5-6 лет назад, а у же умерла половина главных героев(. Первая глава называется Родители, хотя о родителях там всего 2 слова. Глава маленькая, поэтому могу выложить тут. Никто, конечно, её не прочитает и не оценит. Я её не для этого выкладываю.

Глава 1. Родители

-Борис, принеси дров! — позвала в окно бабушка Лида своего мужа, — Борис! Борис!
Во дворе его не было. Ей пришлось оставить приготовление борща, выйти во двор и вынести из дровотни несколько полен.
— Борис! — позвала она снова и стала прислушиваться.
— А! — донеслось с конца огорода, — Лида! Что-то нужно?
Бабушка постояла немного и пошла в хату, ничего не ответив.
Было это поздней весной. Всё уже забыло о холодах и морозах, всё росло и зеленело, радуясь долгожданным солнечным дням. Деревья в саду Дудаковых давно уже отцвели и готовились к очередному жаркому лету. Яблони и груши были аккуратно побелены.
Дед Борис внизу огорода латал старый забор. Ограда эта ни от чего не защищала, но раз уж она была, то нельзя было оставлять её при смерти. Забор был старый, но никто не собирался выносить его на дрова или заменять новым. Видимо, уважение к себе забор заслужил своим возрастом. Услышав голос Лиды, Борис оставил недолеченный забор и медленными грузными шагами отправился к хате.
По дороге к дому он снова оглядел свои владения, заметил, что траву с соседнего гектара уже пора косить, так как под грузом тяжёлых капель росы она клонилась низко к земле. Трава в этом году выросла очень сочной и густой, что не могло не радовать Бориса. Ещё он заметил, что орешники за сеновалом пора избавить от сухих веток и прошлогодних чёрных листьев, чтобы в этой среде не завелись ужи и гадюки.
Семья Дудаковых была настоящей хозяйской семьёй. В их дворе надо было много работать, и они работали. Работали постоянно. Не было такого дня, чтобы Борис не сделал какого-либо блага для своего дома. Не имело значения, какую работу требовалось выполнить – обрезать яблони или поставить новый сарай – всё постепенно выполнялось. Лида отвечала за хозяйство и огород. Её работу нельзя было назвать лёгкой, так как любое занятие требовало сил и времени.
-Звала? — спросил Борис, войдя в хату.
-Да, хотела, чтоб дров внёс, да уже сама внесла, — ответила монотонно Лида.
-А я внизу забор делал. Старый он, а жить хочет, — сказал Борис, садясь за стол.
-Зачем тебе тот забор? Он ничего там не огораживает, только тень делает рассаде. Да лучше б на дрова его порубал, больше он ни на что не годен.
-Нет, — быстро ответил Борис,- стоял он там сколько я помню, так пусть и дальше стоит, а дров нам хватит. Вон, почти в лесу живём, вокруг нас только деревья да трава, а забор – это не просто ограда. Это память и уважение. Вон, приедут внуки, поваляем две ольхи в рывчаке, всё равно от ветра упадут. Дров нам хватит, а забор оставь на тяжёлое время.
-А сейчас лёгкое время? — спросила Лида, отвлекшись от нарезки лука.
-Лида, пока мы есть друг у друга, пока есть руки и ноги – это лёгкое время, — сказал Борис, тяжело вздохнув, — детей и внуков полно, они нам помогают, без них нам было бы куда тяжелей.
Согласившись с этим, хозяйка пошла к печи и стала что-то помешивать в сковороде. Борис вздохнул, вышел во двор и отправился снова лечить забор.
Он знал, что скоро должна приехать его дочь Лена с двумя детьми. Он всегда ждал их приезда, но они не приезжали. Но в этом году дочь написала в письме, что привезёт детей на лето в село. Он не видел их уже несколько лет и понял, что очень сильно ждёт их приезда.
Придя к забору, он полностью погрузился в работу и мечтанья о скором приезде внуков.
— Бог в помощь! — окликнул его чей-то голос. Это был дед Василь, его сосед, — Что это ты решил забор поднимать, он же лежит тут без толку.
— Как без толку! Если его поставили тут сто лет назад, значит цель была, то есть есть, а значит, что забор тут должен быть.
— Забор – это запрет, преграда, а что этот преграждает? — спросил Василь Бориса с весёлой ухмылкой.
-Через этот забор не пройдёт та беда, которая не проходила сто лет.
-Старым забором от беды не огородишься, беда обойдёт его,- ответил Василь тем же тоном.
-Дался вам этот забор! Что он покою вам не даёт? Стоит – так пусть стоит. Тем более, что и дрова из него плохие выйдут – труха одна.
Закончив работу, Борис сделал самокрутку и вместе с Василём сел под молодую берёзу, выросшую на месте старой, которую спилили несколько лет назад, так как она прятала за собой солнце и не давало ему светить на огород.
-Вон, мой забор возле хаты завалился и сгнил уже, а беда вроде бы не пришла, сказал Василь после минутного молчания, — а может даже ушла через него от нас.
-Может и ушла, — согласился Борис, — Я вот жду приезда дочери с внуками, так пусть видят, что у нас тут порядок.
-А мои дети в этом году не приедут,- задумчиво сказал Василь,-может, потому что забора нет? — добавил он весело и посмотрел на Бориса.
-Забор – это всего лишь символ. Это некая граница, не разделяющая, в общем-то, ничего. Он мог бы стоять и в десяти метрах отсюда. Всё равно. Но он родился тут ещё раньше меня, так какое я имею право не уважать его?
Глава 2
К обеду пришла Ольга, дочь Дудаковых. Жила она на Новосёловке с мужем Сашей и двумя детьми – Вадимом и Кристиной. Там имела она домик, огород, хозяйство. Было ей около двадцати пяти лет. Пришла она, чтобы помочь матери полоть огород. Завидев её, Борис сплюнул и вышел из хаты, стараясь не смотреть в сторону дочери. Он не любил её за то, что она снова вышла замуж.
«Этот цыган добра вам не принесёт, он обкрадёт всю Тополёвку и вас объест!» — говорил он, когда речь заходила о её муже. Он понимал, что дочь хочет устроить свою семью, но он не хотел, чтобы она посвятила себя цыгану. Он считал, что это страшный позор.
— Куда это батько побежал?- спросила Ольга, войдя в хату.
— Тебя увидел, вот и ушёл. Не может он тебя видеть, зная, что ты любишь Сашка. Сама знаешь. Надоело ему ругаться, вот и ушёл.
— Ну и пусть идёт. Не ему решать, за кого мне замуж выходить. Идём давай в огород.
— Что Сашко делает? — спросила Лида свою дочь, когда вместе они принялись за работу.
— Поехал с Андреем сено перевозить людям. Утром смотрю – коня запряг и ищет что-то во дворе. Спрашиваю: «Куда это с самого утра? Что ищешь?» Отвечает: «Сергей попросил сено перевезти. Приходил только что». Потом всё-таки нашёл длинную верёвку и вывел коня на дорогу. Там уже и Андрей его ждал.
— Пусть поработают, может копейку какую заработают.
— Пусть оно пусть, так у нас самих сад некошеный, а он каждый день другим работает да помогает. И потом пьяный приходит, что ничего дома не сделает. Вчера вечером Вадим ходил косить кролям, а я дрова рубала сама. А он спал. Ну, правда, денег принёс.
— Андрей вчера с утра ушёл и вернулся после обеда, ничего не поел и пошёл в прибанник спать. А ему нельзя так. Ему лечиться надо, а он не ест, курит только да пьёт. Говорю ему: «Побереги здоровье, давно ли в больнице лежал?». «Отстань, — говорит, — ничего от пары рюмок со мной не случится». Для того ли я детей растила, чтоб потом смотреть, как они от горилки мучаются. Гриша – то же самое. Корову утром прогонит, и сразу на ферму. Приходит уставший и спать ложится. То, что он работает – хорошо, но тем самым он себя убивает. Вот так побегает полдня за коровами, а потом жалуется, что дышать тяжело.
— И курит много. Как и Андрей. Всё-таки видно, что близнецы. Не даром природа сделала их похожими один на другого. Только не мирят они между собой.
— Не мирят,- согласилась мать,- не мирят, даром, что братья. Страшно смотреть как станут они ругаться между собой. Двоих мне жалко, а меня ни один не жалеет.
Лида расплакалась. Она часто плакала.