Хорошее и трогательное сновидение

Хорошее и трогательное сновидение

Хорошее и трогательное сновидение, юнона и авось, сон про школьные воспоминания, сходить на выпускной школа, поплачь о нём

Приснилось очередное хорошее и трогательное сновидение. Я всегда рад видеть и чувствовать что-то без причины. Не думая о ком-то, видеть ей во сне в течение целого часа сна между утренними будильниками. Как будто исполненное обещание из детства «Будешь сниться ты мне, обещаю!». Сон, достойный быть снятым на плёнку. Или как минимум, быть рассказанным тут, чтоб не забыть.

Эпизод 1. Это было рядовое посещение Кишинёва в серый и тёплый период года, мб март месяц. Ходили с братом по делам, в незнакомо мне районе города. Я что-то рассказывал что, не посетил встречу выпускников, и что, скорее всего, её не было, и меня никто не звал, и вроде из тех 2-3 одноклассников, что есть у меня в друзьях в соцсетях, никто ничего такого не упоминал. А это было 10 лет с выпуска, около того. Мы как раз проходили мимо остановки, около которой стояла маршрутка (настоящая переполненная белая кишинёвская мерседес). И в дверях стояла она и с улыбкой смотрела на меня. Я улыбнулся в ответ и даже приветливо помахал в ответ. Маршрутка закрылась, а мы пошли дальше по своим делам в другую сторону.

Эпизод 2. Сидим за квадратным столом, в антураже из однотонных холодных фильмов нетфликс, я, брат и она, «общаемся». Я молчу всё время, брат иногда задаёт вопросы (ответы на которые я знаю), она беспрерывно щебечет. Когда я слышу что-то новое для себя, делаю вид, будто мне абсолютно безразлично, на  10000%. Брат с интересом слушает захватывающие истории про поездки, родителей и школу. Я начинаю задумываться, что переигрываю в своей индифферентности и поступаю жестоко. Она начинает грустнеть, смотреть меня и произносит брату, жалуясь: «Он разлюбил меня». Я тревожно закрываю глаза и молча произношу про себя: «Ты ничего об этом не знаешь». Но не произношу ничего, что может быть неправильно истолкованным. Чтоб не нарушать семейные узы друг-друга. Даже не пытаться обозначить границу, что можно, а что нет: ВСЁ НЕЛЬЗЯ. Она заливается слезами. Втроём встаём и уходим, так как её рассказы закончились слезами.

Эпизод 3. Я и она выходим почему-то из нашего подъезда, хотя предыдущий эпизод был точно в другой локации. Спускаемся вниз, проходим мимо бетонок, встречаем там Козарца и Захарчука, здороваемся. Думаю, должны ли они были видеть нас двоих рядом? Решаю, что это не важно, так как никаких тайн и планов на тайны у нас нет. Идём вниз, рядом, в сторону, где раньше ходили маршрутки (а может ещё ходят). Задаю вопросы, которые меня интересуют. Назвала другую страну. Спросил про родителей, ответ не помню.

Эпизод 4. Мы в театре на соседних креслах. Вокруг одно взрослое поколение, красный антураж, приглушённый свет. Представление ещё не началось. Продолжаем общаться на отрешённые темы. У меня ощущение, будто мы тут на 1 песню и после этого уходим = расстаёмся. Она тоже это знает. Ждём начала. На сцену выходят артистки и певицы. В бардовом и красном. Играет чрезмерно трогательная песня из Юноны и Авось (которую я никогда не читал, не видел и не знаю ни сюжета, ни героев, ни формы этого произведения). Она начинает плакать. Чтоб её успокоить, я кладу руку на её коленку.

— Ты меня никогда не увидишь.

— Я тебя никогда не забуду.