No control. Никто никому не принадлежит, жизненные перемены, как контролировать свою жизнь, закон развития общества

Никто никому ничем не обязан,
Просто каждый друг другу нужен очень,
Просто каждый кроткой любовью связан,
Но это всё так, между прочим.
(Дельфин — Мы)

Трудно снова вернуться в точку отправления и осознать, что никто никому не принадлежит. Никакая симпатия, привязанность, дружба, любовь или даже супружество не может устоять перед такими явлениями и представлениями, как карьера, перспектива, развитие и стремления. Чаще всего это случается где-то с кем-то другим и, казалось бы, вас не касается. Но социум, будь он неладен, устроен так, что события в чужих жизнях влияют на твою сильнее, чем события в твоей жизни. Весь этот надвигающийся бред случался с кем угодно, но не с нами лично, но почему-то в этот раз катком проехался по моим чувствам.

Когда это дерьмо началось? С реформ. Реформы из-за захваченной власти. Власть захватили из-за дебилоидов на майдане. Майдан начался из-за дебилоидов у власти. Они начались из-за лояльности населения. Лояльность началась из-за ухода предыдущих дебилоидов из власти. Они пришли из-за предыдущих дебилоидов на майдане. И так глубже и глубже в историю Украины и мира, и хочется копать там и искать причины там. Или в исходе евреев из Египта. Или в слове (которое было в начале). И историю уже не вернёшь, каждое событие в прошлом примело к тому, что бардак в чужой голове заставляет опускать твои руки перед лицом громадных и ненужных перемен.

Впереди много бесполезных действий, которые никак не приведут к счастью. Противно! Противно, что я не контролирую ситуацию и оказываюсь на обочине жизненного пути. Мерзко! Мерзко, что никто никому не принадлежит и слишком свободен, чтоб совершать действия, влияние которых на отдельную личность даже не представляет. Будто любая другая отдельная личность — пустое место в собирательном слове «с о ц и у м», которое формируется и развивается по законам уничтожения его элементов и ячеек.

Выкидываю на помойку кубометр барахла и уезжаю жить в город, где не хотел бы жить ни при каком раскладе. [П и з д е ц].