Что это было? — рассказ Солодкого Максима


Что это было?

До этой минуты я даже не пытался ответить на поставленный вопрос. В памяти возникают сотни кадров, картинок, отрывков того дня, какие-то фразы, слова… и всё неуловимо, как граница между апрельскими и майскими ветрами. Быть может, это был один из тех дней, ради которых стоит жить, стоит проживать сотни, тысячи других, лишь бы получить несколько часов счастья. Плохо только то, что нельзя прочувствовать снова не то что бы свою жизнь, а хотя бы отдельные её фрагменты, часы, минуты. Я бы всё отдал, только бы тот день повторился.

Никакой конкретики, всё какие-то предположения. Шёл, наверное, со школы. Как это бывало уже десятки раз, увидев, что она так же выходит из оранжево-розового здания, я быстро перебегал дорогу и останавливался у дерева. Я просто смотрел, как она проходит мимо. Десятки раз; в этот раз я дошёл до конца улицы, остановился у светофора и поглядел на уличные часы. Нет, я никуда не спешил и знать время мне не нужно было, но я весь превратился в ожидателя, считающего каждую секунду своей жизни. Я примерно чувствовал, когда она окажется близко, и, как бы нечаянно, обернулся к ней. Она остановилась, видимо, ждала маршрутку. Мы говорили так, словно знакомы сотни лет и разговариваем ежедневно. Знаете, есть такие люди, которым всё равно с кем и сколько говорить и они одинаково откровенны ко всем, а для меня каждая беседа — событие. Не важно, весёлое или нет, но каждый разговор я стараюсь провести как что-то особенное. Но я не помню этого разговора с ней. Почти не помню.

Забыл я и куда она собиралась ехать. Сказал, что нам по пути. Сели в какую-то маршрутку. Номера я не помню, да и, наверное, не видел я его, потому что не важно куда, важно с кем ехать. Точно помню, что она вошла первой. За окном мелькали всё незнакомые мне дома и улицы. Как я себе это представляю, мы ехали там, где я никогда не был, но, словно всю жизнь собирался побывать. Но и в окно я смотрел не так часто, видел только то, что находится по ту сторону салона.

Я не помню, о чём мы говорили, но рассказать мне было что; не помню, как долго ехали. И вроде уже и обратно ехали, и здания за окном стали совсем большие и несвойственные этому городу, а дорога всё не кончалась. Впрочем, не важно как долго, важно с кем ехал. И я не помню, был ли с нами ещё кто-то…

Тётя, университет, флаги… не знаю, с чем связаны эти образы, но я их точно чувствовал. Не помню, что было дальше, не знаю, куда мне было по пути, не могу представить, как я оказался дома. Заснул я быстро и на долго. Хотя, не важно где и как, важно — после чего.

re: Больно холодный бетон. Солнце его не греет. Явью становится сон. Всё в округе бледнеет.

Leave a Reply