Сундеев: человек ненашего поколения

Я, конечно, с детства знаю поговорку, типа, двое дерутся — третий не лезь, но сегодня мне придётся продолжить спор, начатый не мной. Меня зацепила статья го-на Сундеева, обращенная российской и молдавской общественности. В ней он пытался доказать, что Каюров, редактор журнала Наше Поколение – плохой человек, а мы – не литераторы и авторы, а «графоманы и обманутые». Может, мне и не следовало бы встревать, но мне крайне хочется выразить своё мнение. Из-за уважения к взрослым, постараюсь не прибегать к недостойной манере ведения спора.

Тут былаа ссылка на статью Сундеева, но её удалили. 

И мой ответ:

ЧЕЛОВЕКУ НЕНАШЕГО ПОКОЛЕНИЯ

Итак, го-н, вы что-то там гордитесь тем, что «долгое время входили в состав редсовета «Нашего Поколения»», однако, сами же и говорите, что попали туда заочно, по телефону. Уважаемый, только не думайте, что ваша фамилия в списке редсовета хоть как-то повлияла на успешность издания! Поверьте, тем, кто этот журнал читает, глубоко по***, кто такой Сундеев и как он попал в список редсовета! И уж будьте уверены, что после того, как вы говорите, «вышли» из редсовета, никто этого и не заметил! Понимаете, ничего не изменилось, потому что люди читают произведения, а не список верстальщиков, редколлег, бухгалтеров или основателей журнала. И уж тем более не сравнивают без необходимости, как эти списки изменяются от номера к номеру. К тому же имею право полагать, что из редсовета вы не вышли, а вас выгнали.

Дальше вы, как слабый 13-тилетний ребёнок, переходите на личности, и , как обычный жёлтопрессовский рабочий, рассказываете о том, кто такой Каюров, откуда его имя, кем он якобы роботал, где якобы проходил. Извините, кто такой Каюров, тут итак знают, и то, что вы там понаписали — никак не повлияло на отношение к человеку: из псевдонима тайны он не делал, за связи в укр. посольстве можно только радоваться, значит, знают его не только в Молдавии, а вы об этом так говорите, как будто уличили его в чём-то. Го-н Сундеев, помоему вас реально не хватает в составе корреспондентов газеты Антенна или телек-анала ТНТ, вы бы там со своими жёлтыми мифами и враньём пользовались огромным успехом среди быдла, потребляющего эти жёлтые фекалии! Советую вам обратиться именно туда, вас обязательно заметят!

Ещё вы бредите что-то о провале Нашего Поколения. Товарищ (хотя, какой вы мне товарищ), о каком провале речь ведёте? Сами же знаете, какая ситуация сегодня с литературой, с политикой, с читателями, и то, что это издание выдержало целый год в этой обстановке — это подвиг! Знаете ли, могу вам привести в пример как минимум 3 кишинёвских издания, которые головокружительно появились на рынке Молдовы и больно ударились о земь уже после третьего-пятого номера! Взять хотя бы МюнгХаузен, который, вроде бы, намного ближе к людям, потому что рассказывает о музыке, о том, с чем связан каждый молодой гражданин страны, однако, ради того, чтобы купить этот выпуск приходилось полгорода изъездить… А Наше Поколение присутствует в каждом киоске Кишинёва, его всегда легко можно найти и купить по доступной цене, и если бы Каюров не тратился по 5 экземпляров на таких, как вы, то журналов было бы ещё больше. А МюнгХаузен как выпустил третий номер год назад, так и заглох. Поэтому, смело могу заявить: Да, Каюров развивает русскую литературу в Молдове.

Следом вы снова переходите на Каюрова и на его произведения. Извините, но критик вы никудышний, и права никакого не имеете обсуждать то, что кто-то делает.

И совершенно неуместно вы пытаетесь доказать, что Каюров плохо относится к классикам русской литературе. В общем, аргумент на счёт
публикации провальной поэмы Гоголя «Ганц Кюхельгартен», может и силён, но мне как читателю Нашего Поколения, действительно было интересно прочитать это произведение. Тем более, если бы Каюров напечатал «Шинель», вы бы тут же сказали: «Видимо, из кишиневских библиотек она изъята», как сказали о произведении Шевченко «Слепая», которую, кстати, в школьной программе не проходят, а значит была прочитана далеко не каждым школьником, как минимум. И вообще, не ваше это дело, как и кто относится к кому-либо, будь то классики русской литературы или никому не известный го-н Сундеев. Я знаю достаточно талантливых людей, которые не совсем уважительно относятся к Пушкину, Лермонтову или Гоголю, но все они читали их произведения и смогли сделать свой самостоятельный вывод о их творчестве. Знаете ли, моё поколение (а я представляю одно из последних поколений, рождённое ещё в Союзе) не собирается жить под диктовку устаревших данных и мнений, и позвольте нам самим выбирать — Пушкин нам авторитет или нет. Могу смело заявить, что все, кто считает, что Пушкин — лучший среди поэтов, обречены на провал в собственном творчестве, так как образы «очи», «чело», «свечи», «челн» безвозвратно устарели, а нынешние поэты-неудачники, которых в школах приучили к тому, что Пушкин — лучший, используют в своих недостихах эти примитивные и банальные вещи. И это вполне нормально, когда редактор собственного издания «не лижет жопу» старым мифам, а даёт информацию к самостоятельной оценке. Поверьте, в школах нам этого «лизожопия» хватает, и если бы мы это встретили ещё и в Нашем Поколении, то многие бы его и не читали, так как от учебников этот журнал отличался бы только тем, что содержит 104 страницы, а не 508.

Дальше — больше: вы начинаете вести статистическое наблюдение постранично. Да, го-н Сундеев, вы талантливый статистик, математик и счетовод, и зря вы пришли в литературу (хотя, простите, не мне вас осуждать). Что хочется спросить… Вы же бывший преподаватель госунивера по филологии, я прав? Значит, высшее образование у вас есть, так? Вы философию проходили? Вам знакомы такие категории, как «качество» и «количество»? Так вот, извините, но только слабоумный человек будет мерять литературу в страницах. Понимаете, произведение произведению — рознь, взять хотя бы вашу статью и ответ Каюрова: у вас букв гораздо больше, однако главная мысль вашей статейки может быть выражена и в половину затраченного места. Лично меня в школе моя учительница русской литературы приучила вот к чему: не мерять произведения количеством страниц. По школьной программе нам постоянно встречались объёмные произведения, но на вопрос «Сколько там страниц?» нам давали понять, что вопрос глупый. Понимаете, книгу следует оценивать по содержанию, а не по тому, сколько места она занимает на полке. Например, могу смело заявить, что «Путешествие из Петербурга в Москву» — это произведение, качество которого далеко ниииииже всего, что я читал за свою жизнь. Кстати, не поленился я и взвесил пару произведений: «Путешествие из Петербурга в Москву» — 389 КБ в текстовом документе, «Прощание с Матёрой» — 396 КБ, практически одинаковые по объёму произведения, однако, Матрёну читать в миллион раз интереснее, нежели путешествие Радищева. Так что… мне жаль вашего времени, затраченного на ведение литературной статистики. Советую всё же пройти курс философии, которые во многих вузах проходится на первом курсе как основополагающий.

И то, что коснулось именно меня. До сих пор не понял, к какой категории вы меня отнесли — к графоманам или к обманутым. Попрошу вас предоставить списки, вы же дали готовность их предоставить при дальнейшем разбирательстве. Хочется услышать, кто я по вашему мнению. Итак, отвечать придётся и за графоманов, и за обманутых, так как, обе эти категории проживают в одном городе: ходим мы по одним улицам, участвуем в одних и тех же мероприятиях и т.д..

Для начала, представлюсь: я — Солодкий Максим, стихотворения которого были напечатаны в 8-ом номере Нашего Поколения. Представляюсь я потому что сомневаюсь, что вы меня знаете или хотя бы читали мою подборку в номере за август, так как, как я себе представляю, вас интересовала количественная сторона публикации, а не качественная. (Скажу ещё, что в восьмом номере на меня было затрачено ровно 2 страницы, так, думаю, вам будет легче понять, кто я такой и чего стою). Расскажу вам немного про то, что было до этой публикации: я и другие «обманутые и графоманы» участвовали во многих поэтических конкурсах, конференциях и других творческих событиях Кишинёва. Большинство из тех, кто печатался в Нашем Поколении в разделе Поэзии я знаю лично. Пусть мы не друзья, но все мы знаем друг-друга, слышали наши стихотворения. Что хочу сказать: когда я узнал об этом журнале (это был примерно 5-ый номер), я сразу понял для кого он и кого я увижу в нём. Как бы вам так объяснить, чтобы вы поняли… мы (Виктор Хантя, Андрей Потёмкин, Аня Малдофа, Ольга Бедная, Ольга Рушникова, Диана Жалбэ, Татьяна Титушкина, Ольга Цуркан и т. д.) — это именно те люди, которые просто не могли не попасть в это издание. Понимаете… если вы умеете играть на гитаре чуть-чуть лучше кого-то, то неизбежно найдёте своего слушателя и дадите хотя бы один концерт. И непонятно почему вы называете нас графоманами и обманутыми. Это вы хотите нас ввести в заблуждение, что нас кто-то обманул, а ради чего — неизвестно. Мы все добровольно пришли на мероприятие, добровольно читали стихотворения со сцены, на радио, отдали их в печать… Понимаете, это наш шанс реализовать (хотя, я не люблю это слово в отношении к творчеству) себя. Понимаете, нам по 16-26 лет, и если мы не будем читать свои стихотворения сегодня, не будем «графоманить» и «обманываться», то наше поколение вырастет без литературы, без нравственности, ведь то, что мы делаем сегодня все вместе, в скором будущем сформирует то, что назовут «наследие старого поколения». И это только в том случае, если будут проводиться в стране такие мероприятия, как Литературная Гостинная (на которой я ни разу не был), если будет издаваться Наше Поколение или другие литературные издания. Понимаете, литература — это то, что можно оценить только спустя некоторое время… Рано ещё говорить, кто из нас поэт, кто писатель, кто критик, но уже поздно затыкать нам рот такими глупыми статьями, как ваша. Не получится, го-н Сундеев, ваше время прошло и вы его не использовали, поэтому, наверное, хотите и нам помешать, однако забываете прежде всего о том, что не имеете на это права.

От лица всех, кто печатался в Нашем Поколении, хочу вам сказать, что вы — жалкий, закомплексованный старый человек, который ворчит по поводу и без поводу, пытается всё осудить, всё отнять, но ничего не даёт взамен. Вы же называете журнал и всё то, что делается с литературой в Молдавии провальным, однако сами и представления не имеете, как всё должно выглядеть! Вы подлый в своих приёмах борьбы, нападаете со спины, прячете лицо, пытаясь закидать грязью чьё-то имя, однако руки ваши — уже в грязи, а вы гордитесь, что хоть что-то делаете. Вы — хуже любого чиновника, и вас ничто не может оправдать!

Вы не к месту заявляете о неподготовленности и несостоятельности юных поэтов, которые приходят на конкурсы и Гостиные, устраиваемые Нашим Поколением, так как на самих этих мероприятиях как раз-таки и выясняется, грубо говоря, кто поэт, а кто не поэт! Без таких встреч немыслимо не только любое подобное издание, а и сама литература! Или вы хотите, чтобы все молодые и пишущие сидели дома и считали себя талантливым, ни разу не дав никому своих произведений? Извините, какая же это тогда литература, которую никто не видит и не читает!?

Отдельно вы напали на поэзию Виктора Ханти. И неудачно, знаете ли! Вы хоть слышали, как стихи читает Витя?! Сомневаюсь, поэтому спешу высказаться: таких ораторов, как он, стоит поискать, и не только в Молдове, а и в России! А тот отрывок, который вы привели в пример, якобы неудачный, вас, как раз-таки и обыграл, потому что только завистливые неудачники вырывают фразы из контекста и дают им характеристику, как плохому примеру поэзии. Любой нормальный человек знает, что невозможно дать объективную оценку произведению, взяв всего лишь небольшой его кусочек. Могу предположить, что вы, как подлый хищник, выбирали самое слабое место в подборке Ханти, однако, не смогли найти такового и решили представить читателям вашей убогой статейки то, что сами не поняли. И тут вам не повезло! Люди скорее перечитают всё стихотворение, нежели поверят вам, неизвестному, жалкому, язвящему.

На счёт того, что журнал скупают сами авторы того, что печатается в нём, и их родственники, могу смело заявить, что Каюров раздаёт номера своего журнала, не жалея и не считая потерь, так что ваша теория о коммерческой стороне журнала – выдумка на пустом месте. Не думаю, что подобные издания могут стабильно жить на деньги, полученные с продаж номеров. Это, извините меня, не жёлтая газетёнка, которую скупают все, кому нужна новая порция звёздного дерьма и рекламы.

Чем можно обобщить: статья го-на Сундеева – надуманная, взращенная на зависти, удобренная желчью натуры автора, никчёмная попытка облить грязью невидимого врага в лице Каюрова. Мне неизвестно, из-за чего в литературе могут возникать такие злобные конфликты, но одно я могу сказать точно: мы, граждане небольшого государства под названием Молдова, не разучились ценить в людях человеческое и помогать свом братьям, а вы, го-н Сундеев, возможно, возомнили себя чем-то более высоким, чем мы, поэтому и пытаетесь угробить литературу в нашей стране, заставить российскую общественность отвернуться от нас, от того, что делается здесь во имя русской литературы. Но учтите, что литературой назовут только те слова и имена, которые пройдут сквозь время, а наше поколение (имейте ввиду, теперь это не название журнала) умеет отличать правду от лжи! Я и мои современники сможем передать следующим поколениям то, что было создано нашими предками, а то, что пишется сегодня, смогут оценить наши дети. Простите, но в этом деле не будет оцениваться ваш гнев, подножки и удары в спину товарищу!

Простите, но вы – НЕНАШЕ ПОКОЛЕНИЕ!

Закончить хочется вашими же строками:

«…Мы цепи рвём и обретаем,
Мы тонем и всплываем вновь,
Лежим в грязи и вдруг взлетаем,
И всё ради каких-то слов.»
__________

Плевать на возможные ошибки и на возможные последствия.

Солодкий Максим
___
Скрин с сайта «Подлинник» был удалён по просьбе адекватного админа.

Leave a Reply