Большая корова — рассказ Солодкого Максима

Большая корова — рассказ Солодкого Максима

Там, там, там, тільки там, де нас нема,
Ходять всі на головах.
Тільки там, тільки там, де нас нема,
Ходять…
Там, там, там, тільки там, де нас нема,
Ходять всі на головах
І питаються у нас:
Де ви ?? Де ви ??

Океан Эльзи

 большая корова, созвездие, живи и помни

— Хлопци, єсти!
Бабушка по нашей просьбе быстро приготовила яичницу и пошла закрывать хлев, по пути позвав нас. На столе в первой хате стояла большая сковорода с аппетитным блюдом. Желтки были ярко-оранжевыми, как и только что севшее солнце. Магазинные яйца были совсем не такими. У этих сам цвет пробуждал аппетит и мог накормить досыта, достаточно было просто посмотреть на них. Времени было мало. Мы с аппетитом поужинали, выпили по стакану молока, оделись потеплее и вышли во двор. Вадим молока не пил.
— Мне это молоко уже надоело: утром молоко, в обед молоко, вечером молоко. Лучше бы сыр варили.
— Как оно может надоесть, оно же настоящее, жирное, не то, что в пакетах. Там оно даже цвета не имеет, как вода из-под крана,- в который раз защищал я деревенский натурпродукт.
— Пешком пойдём, я тебя по темноте ещё на велосипеде не катал,- сказал Обожди, посмотрев в сторону дровотни.
— Обратно в руках поведём, — не унимался Вадим.
— Вот ты и поведёшь, — возразил Обожди и открыл калитку.
— Ладно, пешком.

Роса выпала вместе с фиолетовыми сумерками. Шли друг за другом по узкой тропинке, чтоб не намочить кроссовки. Страшно было не то, что они станут мокрыми, а то что на трассе обязательно припадут пылью и будут выглядеть грязными, как будто мы в них на ферму ходили. Говорили тихо, чтоб не разбудить собак, но некоторые фразы приходилось повторять, потому что передний не слышал, что говорит задний. Я шёл по середине, прекрасно слышал обоих и веселился, когда кому-то из братьев приходилось переходить на шепчущий крик. Говорили о бабушке, о селе и о том, как оно – в Клубе.
В Клуб я шёл в первый раз. Я был наслышан о «молодых и пьяных» посетителях этого культурного центра нашего села, поэтому не хотел их видеть. Но дома делать было нечего, до отъезда оставалось две недели, вечер собирался быть тёплым, небо звёздным. В кармане был коробок спичек для мелких шалостей и фонарик на тот случай, если в темноте уроню спички. Кроме этого я нёс с собой сложенный в четверо лист бумаги, заточенный с двух сторон карандаш и наручные часы без ремешков.
Возле манькиного двора шли особенно тихо, потому что собака у неё лаяла уже тогода, когда кто-то только собирался пройти рядом. А когда кто-то шёл, то мысли проходящего были только о том, крепка ли сталь, из которой сделана цепь овчарки и куда бежать, в случае чего. Как обычно, нам не повезло и собаки на всей улице, вслед за манькиной, подняли такой лай, что мы стали говорить в полный голос, чтоб понимать друг-друга.
Собак было слышно даже у озера. Там мы шли быстро, почти бежали, потому что спуск от Параставского до сухой вербы был самым лучшим участком нашего пути. Трава низкая, дорога широкая, с одной стороны кукурузный огород, с другой – бескрайний простор пастбищ. Вверху первые звёзды, темно-синее небо, космос. Впереди – вторая половина села, трасса и Клуб. От этого места повернуть можно было куда угодно – к трассе, к ферме, к лесу. Мы бывали здесь довольно часто и если куда-то шли, то обязательно прокладывали маршрут через Параставское озеро. Ещё мы приходили сюда ловить рыбу. Попадалась нам обычно мелкая и из жалости приходилось отпускать её обратно. И даже не только из жалости, а и потому что чистить мелочь было невозможно. Хотя, мы её и не чистили, но бабушка ругалась.
— Не носите мне эту рыбу, её котам – да и то на пол зуба хватит!
За спиной заухала сова и шумно пролетела над нами.
— Пойдём через сад,- медленно произнёс Обожди.
— Там трава высокая, обувь намочим,- пожаловался Вадим.
— Зато яблок посмотрим, — прагматически заметил я и тоже свернул вправо.
Честно говоря, дело было не в траве и не в яблоках, просто я привык во всём соглашаться с мнением Обожди. Старший брат – на то и старший, чтоб принимать верные решения, а младший на то и младший, чтоб соглашаться со старшим. В колхозном саду мы действительно намочили обувь по самые колени и рукава, зато нашли по несколько сочных красных яблок. На севере это было редкостью, потому что лето здесь заканчивается в июле, а зима приходит в октябре. Почти весь колхозный сад был засажен южными яблонями, поэтому спели они к самому снегу. Вообще-то, нам никогда не удавалось застать в селе спелых яблок, потому что уезжали мы всегда в конце августа, когда они только-только начинали желтеть.
Вадим бывал в Клубе только летом или по большим праздникам, когда туда набивается шпана со всей округи. За последние года 3 все самые интересные разборки он видел именно в Клубе, но сам в них никогда не участвовал. Как и три года назад, он был самым младшим посетителем, но среди старшаков у него уже были свои друзья. Виделись они не часто, но Вадима уважали. Возможно из-за того, что он был достойным соперником в бильярде.
— А вот это – не шара!,- частенько замечали зрители после очередной забитой лузы. А Вадим и сам удивлялся. Он этим даже хвастал перед нами. Вот и тогда, хрумкая яблоком, Вадим завёл разговор о том, как в Клубе весело.
— На Девятое Мая там все лампочки помыли и покрасили в разные цвета, теперь они под музыку ещё ярче переливаются, как на настоящей дискотеке.
— Понимаешь, Вадим, — ответил я, — нам, городским, это совсем не интересно: клубы, дискотеки, игры, всё это скучно. А в селе, ясное дело, тебе и заняться нечем, и друзей заводить где-то надо, поэтому тебе и нравится в Клуб ходить. Светомузыка, самогон и танцы – это совсем не тот уровень, который интересен нам.
Ещё я что-то говорил об интеллектуальном развитии горожан и сельских, о разнице в воспитании, о вредных привычках, о полезных знаниях.
— Вот ты, например, не знаешь, как на машине можно переехать глубокую яму на дороге и чтоб колёс не сломать, — привёл я аргумент, которым, как мне казалось, поставлю точку в споре, кто же умнее. О том, что перед ямой надо притормозить и потом резко нажать на газ, чтобы перелететь её, я узнал буквально в последний день перед отъездом, но вопрос задал так, как будто знал об этом с рождения.
Минуту шли молча, я чувствовал свою победу, Обожди напевал «. . всё уже не важно.. ». Вышли на трассу и стали присматривать к дороге, чтоб не споткнуться о камни или выбоины.
— А у нас тут и машин почти нет, — неожиданно начал Вадим,- зато ям, как раз, много. Так что твои знания нам не нужны. Скажи лучше, какие ноги подгибает корова первыми, когда ложится, передние или задние? А когда встаёт?
Теперь уже замолчал я. Замолчал на тему сельских и городских на несколько лет вперёд. Вроде и не надо мне знать, как корова спать ложится, а ведь это просто факт, который нельзя увидеть в городе. Вроде и коров вижу каждый день, а этого как раз и не заметил.
Всю трассу прошли молча под невнятные напевы весёлого Обожди. Возле Клуба было тихо.
Обожди взял у меня фонарик и подошёл к двери.
— Пн, Вт, Ср, Чт… Какой сегодня день?- пропел он и посветил на нас.
Я достал часы, включил подсветку и задумался. Su – это «сандей». В Англии первый день недели – выходной. Учёл ли я это, когда выставлял день недели в часах? Воскресенье или…
— Понедельник сегодня! — опередил меня Вадим и обижено продолжил – по понедельникам Катька ездит в Слободу, Клуб закрыт.
Через полчаса мы уже лежали возле Параставского озера на холодной мокрой траве и смотрели на необъятное чёрное небо. Я держал в руке последнее яблоко, но боялся начать его есть, потому что вокруг было бесконечно тихо.
— Почему же звёзды не предупредили нас, что сегодня понедельник… Могли бы направить в нашу сторону какой-то камень… метеорит… отвлечь нас от Клуба. Могли бы стать по-другому и запутать наш путь, могли бы взорваться все в один момент, тогда б мы точно никуда не пошли,- медленно говорил Обожди, протянув руки к небу.
«Завтра обязательно встану пораньше, посмотрю, как корова встаёт. Одену сапоги, кроссовки всё равно не высохнут, пойду с пастухом к реке, посмотрю в обед, как коровы спать ложатся» — строились планы в моей голове.
— Может там, в небе, на какой-то планете, сейчас кто-то тоже лежит и смотрим на нас. Или у них сегодня вторник и они попали в Клуб, веселятся сейчас там,- мечтал Вадим.
— За то я вижу созвездие Большой Коровы,- с серьёзным видом соврал я.

Солодкий Максим, 2010

Leave a Reply